интервью

Viewing posts from the интервью category

Unsound Dislocation x Mental Force на СТВ

23 мая 2017 года Дидье Канесс, Чрезвычайный и Полномочный Посол Французской Республики в Республике Беларусь, Игорь Куксин, координатор культурных проектов Института им. Гёте в Минске, Мэтью Шульц, один из организаторов фестиваля «Unsound Dislocation x Mental Force» посетили программу «Утро. Студия хорошего настроения» на беларусском ТВ канале СТВ.

Игорь Куксин подробно рассказывает, как и почему фестиваль Mental Force объединился с международным фестивалем из Польши Unsound в 2017 году, какую роль играет Институт имени Гете в этом проекте.

Интервью для журнала pARTisan

22 і 23 траўня 2015 у менскай прасторы Studio67 адбыўся першы з серыі фэстаў электроннай музыкі і лайв-відэаперформансаў Mental Force з удзелам сусветна вядомых аўдыявізуальных артыстаў — сола-праекта Monolake Роберта Хэнке (Германія) і Тарыка Бары (Нідэрланды/Германія).

Mental Force. Фота: Goethe-Institut / А. Tarantino Ждановіч

Выступіць разам яны пагадзіліся па просьбе арганізатараў — Віктара Камянецкага, Юліі Кавязінай, Паўла Няхаева і Вольгі Салахеевай, якія прадстаўляюць беларускія лэйблы Foundamental Network і Force Carriers. Адсюль, дарэчы, і назва фестывалю, якая адсылае да назваў двух лэйблаў і дакладна акрэслівае канцэпцыю. Акрамя запрошаных хэдлайнераў, на фэсце таксама гралі музыкі і відэа-артысты з Беларусі — i/dex, Alexei De Bronhe & Artemiy Kalinin, Pavel Ambiont & Solar Olga, ism, Khmarun & TXYZ, Apex Sphere, Poltishiny. На наступны дзень адбылася адукацыйная праграма: лекцыі Роберта Хэнке і Тарыка Бары.

Праект адбыўся пры падтрымцы Інстытута імя Гётэ ў Менску, а таксама іншых партнёраў, але за ўсю арганізацыю фэсту — канцэпцыя, планаванне, менеджмент, прома — адказвала менавіта група з чатырох чалавек. «Усё мы абмяркоўвалі разам, але ў кожнага ёсць і свая „суперсіла“, — тлумачыць Павел Няхаеў. — Юля — выдатная менеджарка праекту, здольная хутка знаходзіць неабходныя кантакты, тэхніку і планаваць бюджэт, Віктар — выключна прафесійны дызайнер, да таго ж абодва яны займаліся будоўляй сайта, Воля — майстар медыяпланавання і PR, а я пішу ўсялякія канцэпцыі, артыкулы ды перакладаю». Ідэя фестывалю паўстала не раптоўна. У групы ўжо быў досвед арганізацыі рознага фармату культурных івэнтаў — музычных, мастацкіх, адукацыйных, чым яны працягваюць займацца і далей. «Арганізацыя фэсту такога кшталту — гэта планамерная і старанная праца, якую неабходна пачынаць загадзя: складанне бюджэту, медыяпланаванне, напісанне ўсялякіх тэкстаў, інтэрв’юіраванне артыстаў, кантакты са СМІ і партнёрамі, прадумванне дызайну, перамовы з букінг-агенцтвам замежных артыстаў і шмат чаго яшчэ, — каментуе Вольга Салахеева. — І за кожным з гэтых інструментаў стаіць вопыт, які назапашваецца паступова — ад маленькіх і простых падзей да працяглых і складаных. Нашая каманда фармавалася амаль 5 гадоў, у кожнага з нас — розны досвед, і менавіта гэтым мы адзін аднаму і цікавыя».

Tarantino.by-2015-Mental_Force-7197

Tarik Barri and Yuliya Kaviazina

— З чаго паўстала ідэя фестывалю? Адчуваецца, што падзея адбылася значная.

Павал Няхаеў: У 2008 годзе Віктар Камянецкі і Юлія Кавязіна рабілі вечарыны з еўрапейскімі электроншчыкамі «першай велічыні» (Vladislav Delay, Pole, Mikkel Metal), а ў 2009-мнад фэстам In-Touch працавалі разам з яго асноўнымі арганізатарамі, склаўшы выдатную эксперыментальную праграму (Signal, Zavoloka, Mika Vainio). З канца 2010-га мы ўчатырох уключыліся ў працу над фестывалем Live Performers Meeting — Minsk. Яго рабіла італьянская каманда сумесна з намі і Галерэяй «Ў». За 10 месяцаў працы мы атрымалі добрую загартоўку, шмат чаму навучыліся і зразумелі, што разам можам рабіць шмат цікавага. Фэст прайшоў выдатна і сабраў каля 120 артыстаў з амаль 20 краін — віджэяў, відэа-артыстаў, лайв-кодэраў, візуальныя тэатры і перформераў, музыкаў, даследчыкаў ды іншых зацікаўленых у галіне лічбавага мастацтва і тэхналогій.

З той пары мы высветлілі, што проста музыкі мала — неабходна займацца і візуальным і перфарматыўным складнікам, а таксама адукацыяй у гэтай сферы, бо напрацоўкамі лічбавых медыятэхналогій цяпер карыстаецца ўсё сучаснае мастацтва і масавая культура, якая далёка не адразу інтэгруе гэтыя практыкі і прыёмы.

А ў Беларусі, на жаль, часта маладыя артысты — музыкі і VJ/відэа-мастакі — пасля пары гадоў энтузіязму расчароўваюцца і сыходзяць у працу ды паўсядзённасць. Таму проста неабходна пастаянная пульсацыя творчага асяроддзя, у якім яны маглі бвыяўляцца, паказваць свае работы, атрымліваць дадатковыя веды і досвед, натхняцца працай з іншымі — карацей, трэба, каб рух не згасаў. А рух гэты можа скласціся толькі дзякуючы супрацы розных суполак на працягу многіх гадоў.

Чытайце поўны тэкст інтэрв’ю на сайце pARTisan

Интервью с Tarik Barri

22 мая 2015 Tarik Barri и Robert Henke выступят в Минске на фестивале Mental Force. А на следующий день Тарик расскажет о софте, который разработал для создания своих аудиовизуальных проектов. Накануне фестиваля мы поговорили с Тариком о его творческом методе, инструментах, взглядах и совместных проектах.

tarik+robert_berlin

Ты изучал архитектуру, психологию и аудио-дизайн. Насколько эти знания важны в твоей работе? Есть ли какая-то общая идея / импульс, которые пронизывают её — какая-то “фундаментальная константа”, присутствующая в большинстве твоих проектов?

Я не вполне осознаю, какие именно знания использую в работе. Но точно знаю, что в ней есть общие темы. Я очень часто использую архитектурный, пространственный подход для создания музыкальных структур — в самом буквальном смысле. Музыка становится архитектурой из-за трёхмерного подхода к её созданию — и наоборот.

В психологическом смысле мне интересно, как соединяются разные виды восприятия. Меня завораживает то, как наш мозг объединяет информацию от органов чувств в одну объёмную перспективу, когда информация поступает в наше “сознание”.

Моя работа — отчасти исследование этой области: как комбинация ощущений создаёт переживание? Какие экспириенсы я могу создать, комбинируя звуки и образы?

Мои проекты часто вырастают из любопытства, почти научно-фундаментального вопроса: что если взять какие-то правила и алгоритмы — и перекомбинировать их необычным образом? Например, что если создать закон гравитации, который будет работать совершенно иначе, чем в природе? Как его эффекты субъективно будут ощущаться зрением и слухом?

Экспериментируя в поисках ответов на такие вопросы, я не думаю о чём-то конкретном, что хотел бы донести до своей аудитории. Моя цель — войти в пространство неизведанного, где можно испытать сильные переживания или эмоции, которые не так легко определить.

Как долго ты уже используешь собственные программы? Насколько важно для артиста разрабатывать свои инструменты?

Я уже лет семь пользуюсь преимущественно собственным софтом. В общем-то, все программы создаются исходя из некоторых допущений, каких-то правил, по которым должен работать пользователь. Например, Resolume основан на определённых идеях о том, какими должны быть визуальные материалы, как они должны обрабатываться, как они будут взаимодействовать с midi-данными и т.д. Неважно, насколько гибок софт — он всегда принуждает пользователя работать в заданных рамках. Я хочу пересмотреть и изменить эти рамки. Поэтому мне нужно было “отступить на шаг” от софта и создать свои правила.

Думаю, каждый артист изобретает собственные способы исследования своего поля. Для меня это означает создавать свои инструменты, но для другого артиста это может принимать совсем иные формы.

Photo by Lea Fabrikant

Robert Henke & Tarik Barri. (Photo by Lea Fabrikant)

Вы с Робертом работаете вместе уже несколько лет. Что для тебя наиболее интересно в этом сотрудничестве, как это взаимодействие обогащает вас обоих?

Сначала друг познакомил меня с работой Роберта “Studies for Thunder”. Мне понравилось звуковое богатство и обширные ландшафты, которые я представлял, закрывая глаза. Потом я увидел, как Роберт исполняет ‘Atlantic Waves’ — это меня очень вдохновило. Я заметил сходство наших способов мышления о визуальности, о звуке и использовании технологий для создания собственных инструментов. В нашей совместной работе мы тоже осознаём эти сходства и понимаем процессы друг друга. В то же время, у нас иногда бывают разные мнения, что вдохновляет меня сделать ещё шаг из зоны комфорта и создать другие визуальные образы — не такие, которые бы я делал, работая один.

Ты испытываешь какие-то симпатии к устаревшим, «винтажным» технологиям и эстетикам — или предпочитаешь максимально быть “на переднем крае”?

Конечно, думаю, всем нравятся “старые добрые времена”, какими бы они ни были. Но каждый  “старый добрый денёк” был когда-то совершенно новым днём. Единственный способ ощутить тот же подъём, который испытывали тогдашние пионеры — это быть пионером сегодня. Это традиция нарушения традиций. И всё же, любое нарушение традиций может происходить только по отношению к этим традициям, иногда создавая что-то похожее, но в ином ракурсе, а иногда что-то намеренно противоположное.

Кого из артистов, работающих в твоей сфере, ты любишь? Помимо Роберта Хенке, работа с кем больше всего вдохновила или была для тебя вызовом?

Anton Marini (Vade) очень вдохновляет — и содержанием своих работ, и тем, что он уже много лет создаёт свои инструменты. Rainer Kohlberger также делает замечательные проекты — это потрясающий гипнотичный визуальный экспириенс.

Есть ещё команда Pipslab чьё чувство веселья и понимание технологий были большим вдохновением, ещё когда я делал первые шаги в этом аудиовизуальном мире.

В совместных проектах с другими меня всегда радовало, что партнёры дают возможность совершенно по-иному взглянуть на использование моих инструментов. Thom Yorke вдохновил исследовать возможности 2D-композиций.  Nicolas Jaar помог оценить, что многие “ошибки” в моём видеоряде прекрасны сами по себе.  А Lea Fabrikant, с присущей ей уникальной музыкальностью, развернула мои аудиовизуальные штудии в совершенно новом направлении, добавив человечности и дистанцировав от цифровой эстетики.

Насколько понимаю, ты не из тех художников, кто закрывается в башне из слоновой кости “искусства ради искусства” и игнорирует злободневные вопросы? В какой мере современное (цифровое) искусство может соединять эстетический поиск и технологические эксперименты, самовыражение — и социальный\политический активизм? Что из этого тебе интереснее? Действительно ли комбинации искусства и активизма работают?

Ну, иногда я выражаю своё мнение о том, что происходит в мире, и люди могут услышать эти мнения, потому что знают о моём искусстве. Но лично для меня эти мнения и моё искусство не связаны явным образом.

В целом же, думаю, соединение искусства и активизма совершенно естественно и необходимо. И искусство, и активизм часто направлены на изменение нашего видения мира. Возможно, моё искусство тоже является активизмом в каком-то абстрактном смысле, потому что стремится расширить диапазон опыта, избавиться от консерватизма и исследовать неизведанное. Но меня раздражает, когда люди говорят, что художники должны быть активистами, или наоборот, что они должны заниматься только искусством и заткнуться о своих политических мнениях. Очевидно, все мы слишком разные, чтобы делать такие общие заявления.

О чём бы ты хотел рассказать на встрече в Минске?

Я покажу свою программу ‘Versum’, которую изначально разрабатывал как аудиовизуальный 3D-секвенсер, чтобы создавать музыку, пролетая сквозь мелодии в виртуальном пространстве. Сотрудничая же с Робертом Хенке, я адаптировал её так, чтобы она работала и как сугубо визуальный инструмент — с любой существующей музыкой. На лекции я объясню идеи и технические этапы, которые прошёл в этом путешествии и, надеюсь, это вдохновит тех, кто придёт, по-новому взглянуть на звук, музыку и визуальность.

В чём твоя особая “mental force”, твоя супер-способность?

У меня нет третьего соска, но я знаю, у кого он есть.


Это интервью также есть в переводе на белорусский и английский.

Вопросы: Павел Нехаев
Фото: Florian Wizorek (cover), Павел Нехаев, Lea Fabrikant.


facebooksplash

Фестиваль Mental Force организован лэйблами Foundamental Network и Force Carriers при поддержке Goethe-Institut Minsk.